Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:53 

lock Доступ к записи ограничен

<trin>
Я вдаль смотрю на трещину в заборе, а в остальное время просто сплю.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:49 

Sonya Dakhara
Никогда не поздно принять ванну с феном©
Я пришла к тому, что наконец-то освоила дыхание и, казалось бы, можно успокоиться и продолжать усиливать по этому направлению, когда я поняла, что что-то не так. А конкретно: у меня появились мышечные зажимы в самых неожиданных местах, и оно все болит. Это случилось потому, что когда я пою какие-то предельные ноты, я перенапрягаюсь вся, и привычка пошла ниже. В итоге, я должна переучиться. Довести дыхание до автономности: вот есть строго ограниченное количество мышц, которое используется при дыхании, и использовать надо только их и больше ни одной. Вот сижу, учусь.

03:08 

lock Доступ к записи ограничен

<trin>
Я вдаль смотрю на трещину в заборе, а в остальное время просто сплю.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:14 

Sonya Dakhara
Никогда не поздно принять ванну с феном©
Что ж. Расскажу о том, как выглядит моя жизнь сейчас.

Мое здоровье играет против меня. Я мало сплю (у меня бессонница, не любые сноворные ее перебивают), то и дело хватаю кишечные инфекции, бесконечно простужена, и временами лечу гайморит. Мне, как человеку, который постоянно в процессе физической нагрузки, это мешает просто чудовищно. Раньше, еще месяца полтора-два назад, я делала перерывы на этот момент, потому что нормально накладывать нагрузку практически невозможно, нет сил, вся фигня. И каждая моя болезнь (а они идут вереницей) доводила меня до исступления. Потом я поняла, что это не кончится. Я так и буду перебиваться с золотухи на понос, и никогда не выздоровлю до конца. Поэтому решила, что буду работать даже при смерти. И это дало результаты. Да, сейчас не момент силы, я не все могу, что могу в нормальном состоянии (я правда плохо помню, какое оно), но в целом, даже сейчас я осиливаю Агилеру. И беру очень большую нагрузку. Это позволяет мне расти. Не очень стремительно, но это все же лучше, чем ждать у моря погоды.

Работа. Мои ученики, в основном, котики. Мне попадаются в основном крупные женщины, высокие, интересные и со стальным хребтом. Каждая чего-то стоит, каждая - крутая тетка, которая может служить архетипом (кстати, все очень разные). Мальчики другие. Их сейчас всего двое. Один медленный и много думает, когда поет. Это ему очень мешает, потому что принципов он не понимает, а довериться своему слуху не может. Но мы работаем. А второй... норм чувак.

Мои проекты. Я думаю, может быть, я мало делаю? Нужно что-то еще делать. Искать студию, где я смогу м.б. за бартер снимать свои ролики? Искать еще композиторов (я и так нашла двоих, с одним уже работаем. Вообще, не торопясь. Я бы даже сказала, с его стороны известная доля принебрежения ко мне, и это за мои-то немаленькие деньги, но я буду ждать еще какое-то время), искать что-то еще. Кантовать препода по вокалу. Больше кантовать, больше просить помощи. Мы все-таки друзья. Ну такие. Приятели, наверное. Хотя довольно тесно общаемся.

Мое душевное спокойствие. По-прежнему, не пережила предательство и не смирилась с ним. Пока это все гаснет, я хочу их простить, но тяжело простить людей, которые называли себя моей семьей и при первой возможности сделали то, что сделали. Я еще не пережила. Я еще, засыпая, терзаюсь былым. Потому что днем у меня достаточно дел, чтобы об этом не думать. Очень хочу простить. Очень хочу отпустить эту ситуацию, но знаю, что пока мои проекты не заведутся, я не смогу успокоиться.

Тащим дальше.

Monomolecular edge

главная