Nooovik
"You are no match for space-age weapons"
Не читал, но одобряю, интересно

21.11.2013 в 07:15
Пишет Мольза:

Швеция настоящая и Швеция вымышленная


«Girl with Dragon Tattoo» — один из лучших бестселлеров последнего десятилетия и франшиза, которая делает моему разуму очень, очень хорошо.
Let's discuss it.
Вышло так, что все составляющие эпопеи «Millenium» не то что коснулись меня — врубились в мой торец галопом, улюлюкая и звеня бубенцами. В число составляющих входят: книги (три штуки), экранизации (четыре штуки), ведущие персонажи (две штуки), Руни Мара (единственная и неповторимая), «финчеровский» подход к делу и, конечно же, Швеция. Даже без оной в «Девушке» есть целая телега вещей, услаждающих мой в ногу раненый эстетический вкус, но — кого я обманываю.

Швеция и swedish lifestyle!

Итак, what's up?

Книги: «Мужчины, которые ненавидят женщин».



Как-то раз, во время игры в бесславных ублюдков, Вова влепил мне на лоб бумажку с надписью «Лисбет Саландер», и всё. Обрик-обрёк-обряк. Кто мог знать, что меня купит с потрохами скупая на эмоции, холодноватая книга без кружевных метафор?

Стиг Ларссон, автор трилогии «Millenium» — известный шведский журналист, ныне, к сожалению, покойный (скончался в возрасте 50-ти лет из-за проблем с сердцем), при жизни прославился своими исследованиями и статьями на тему шведского экстремизма, нацизма и феминизма. И здесь нужна серия ремарок.
Во-первых, у шведов в самом деле специфическое отношение к нацизму. Во время Второй Мировой войны шведское правительство поступило очень по-продумански и формально сохранило нейтралитет, при этом поддерживая Германию экономически и разделяя идеологию нацизма. Результат — Швеция относительно легко пережила военные и послевоенные годы, но сохранила целый букет фашистских пережитков. Главный «цветочек», националистическая партия «Sverigedemokraterna», сейчас растёт у них в парламенте.
Во-вторых, в Швеции (да и вообще в скандинавских странах) победил феминизм. Тчк.
Это не значит, что в Швеции не насилуют или не издеваются над женщинами, просто подобные преступления вызывают качественно иной резонанс среди общественности.

Ларссон-журналист был участником антифашистских организаций, очень много писал про феминизм и про преступления против женщин, и его «инсайдерские» знания закономерно выплеснулись в книги художественные. По-шведски первая книга называется «Män som hatar kvinnor», «Мужчины, которые ненавидят женщин» — damn right. В какой-то момент ты начинаешь ощущать, что перед тобой не просто беллетристика, а полноценное, развернутое исследование на вышеуказанную тему, в примерах и с картинками. Это всегда завораживает — смотреть, как хороший писатель вскакивает на свою hobby horse.
А Ларссон — хороший писатель, при том, что он ни на секунду не перестает быть журналистом. Докладывает по-журналюгски четко, дотошно и почти безэмоционально, «как сыскная собака». Мелочно, но ненавязчиво. В этом плане они с перфекционистом Финчером идеально подходят друг другу. Бесстрастная констатация фактов порой приводит к странному эффекту: читать в книге жуткую, подробно прописанную сцену изнасилования оказывается гораздо легче, чем смотреть ту же самую сцену, сыгранную в кино.
А что сюжет? Крепкий, сбалансированный сюжет, две параллельных линии, не перетягивающие друг на друга одеяло, изящная детективная интрига (в закрытой комнате, но сорок лет спустя) и плотный кумар хорошего триллера над всем этим структурным богатством. Лично мне хватило с головой, чтобы втянуться, а уж там я распробовала...

Персонажи: Калле и Пеппи.



С мужским протагонистом, Микаэлем Блумквистом всё довольно просто: он автобиографичен. Не в том смысле, что Стиг Ларссон «хотел бы быть таким» — он реально им был. Уважаемый журналист, публичное лицо и морализатор, по ходу повествования без лишних усилий укладывающий женщин в постель. При этом у Микаэля получается быть уютным и немного неуклюжим. Очень традиционный, я бы даже сказала — академичный персонаж, в самый раз, чтобы толкать сюжет по рельсам.
В отношении Блумквиста у меня было два чувства: во-первых, легкая зависть перед развитыми странами, в которых хорошая журналистика и изобличительные статьи обладают реальной политической силой. Во-вторых, восхищение — как легко, почти accidentally у него случается перепихон, и как мало по этому поводу негативных переживаний у всех участников процесса. Серьезно. Интеллигентный мужик, который не кхм-террорист, но и не прочь при случае, абсолютно нормальный такой мужик. Пять разных женщин за трилогию. Почти все они знали о существовании друг друга, и никто-о-о не страдал по этому поводу. Всё по согласию, никто никем не манипулирует, сплошной позитив и взаимное уважение — swedish lifestyle! Переживания были у одной лишь Лисбет, но это же Ли-и-исбет, пффф.

И ещё одна монетка в копилку к swedish lifestyle: у Микаэля есть дочь-тинэйджер, и дочь эта — верующая христианка, что очень сильно смущает Микаэля. Дело в том что, Швеция — одна из наименее религиозных стран Европы (круче только Эстония). Атеисты они. «Вероятно, это как-то связано с тем, что в Швеции почти стопроцентная грамотность», хотела съязвить я, но передумала, упс, нет, уже съязвила. Религия в Швеции воспринимается как составляющая МХК, а не руководство к действию, и поэтому увлечение религией отдельно взятым человеком воспринимается как тревожный симптом внутренних проблем. Поэтому-то Микаэль переживает за душевное равновесие дочери, даже винит в этом развод и себя. Другой персонаж трилогии, Харриет, тоже была верующей, и про неё говорят не иначе как «бедная девочка, как монашка с Библией ходила».
Так-то.
Дополнительная хохма, коль скоро вы дочитали до этого момента. Почти без спойлеров: в сюжете есть маньяк и серия убийств, которые на первый взгляд кажутся убийствами на религиозной почве (женщин убивали в соответствии со стихами из Ветхого Завета), на второй — убийствами на националистической почве (убивали евреек), а на поверку вся атрибутика была для выпендрёжа. Классический Män som hatar kvinnor, «просто кто-то очень сильно ненавидел женщин».









А теперь — Лисбет Саландер, отрада моя!

Весь концепт персонажа Лисбет — это попытка представить, как выглядела бы Пеппи Длинныйчулок в современном техногенном мире. Ну не гениально ли, а?
Напомню, Пеппи — шведский персонаж, и Ларссон, как шведский писатель, имел полное моральное право лезть в эту тему.
То есть, мы берем андрогинную социопатичную девочку, взрослим её до 24-х лет (нам же нужны графичные сцены), делаем её охренительно гениальной в узкой специальности, наделяем физической силой, затем сочиняем ей фриковую внешность и сажаем на мотоцикл вместо лошади. Да это же персонаж грёбанных комиксов!



Шутки шутками, но всё это работает. Лисбет не выглядит как «гроб повапленный» потому что, во-первых, у всех её девиаций есть обоснование и предыстория, а во-вторых, потому что внутреннее содержание у неё проработано даже лучше, чем внешняя атрибутика.
Как и Пеппи, Лисбет — ходячая социальная проблема.
И-и-и, наша постоянная рубрика «swedish lifestyle»! Очень важный момент. Окружающие отторгают Лисбет не потому, что она вызывающе выглядит или ведёт какой-то неприемлемый образ жизни — шведы вполне могут такое принять. Они вообще очень толерантные ребята. Нет, у шведов вызывает оторопь тот факт, что Лисбет сознательно не хочет социализироваться. Современное шведское общество дает возможность зажить нормальной жизнью всем: физически и психически неполноценным, сиротам, бывшим преступникам. Государство тебя поддержит, даст работу и подкинет денег, главное, чтобы ты сам захотел влиться в социум. Лисбет же социопатична. Она неприветлива, не желает общаться с коллегами, не имеет друзей и не хочет их заводить. Поэтому с точки зрения шведов она — выкидыш социума, конченый человек. Значит, обывателям можно её презирать, а подонкам — унижать и использовать.
Другой вопрос — что Лисбет им потом за это сделает.

Если взглянуть на Лисбет Саландер с чисто литературной точки зрения, то мы увидим классического детективного протагониста, со всеми полагающимися ему атрибутами. Сложная предыстория — есть, гениальные таланты — есть, странности, возведенные в абсолют — есть, яркая внешность — имеется. По той же кальке создавались Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, Ниро Вульф и бесконечное количество других героев беллетристики. Но, знаете, лично я не встречала в литературе последних лет персонажа такого плана, который был бы так хорошо проработан и запоминался, как Лисбет.
Ну и, ещё раз — гарная идея с Пеппи, которая негласный символ феминизма в Швеции, кстати.














Фильмы: Швеция полностью и Швеция по частям.

Шведы сделали целых три фильма, Финчер, пока что — один.
Поэтому сравнительный анализ будет только по «Девушке с татуировкой дракона».
На самом деле — нет, не будет тут подробного сравнительного анализа, потому что оба фильма мне искренне нравятся. Версия Финчера лучше просто потому, что это, блин, Финчер, он нереально талантлив и он имел возможность потратить на экранизацию гораздо больше времени и денег. Атмосфера в двух версиях «Девушки» почти совпадает, и там и там есть мелкие сюжетные изменения по сравнению с книгой, и там и там хозяева площадки очень дотошно отнеслись к деталям (женитесь на мне оба! но лучше Финчер). Американская версия в целом получилась подинамичнее и поэффектнее, шведская — посуше и поближе к книжной манере повествования. В шведской версии показана бытовая, неотретушированная Швеция, в американской всё немного нарочито и отгламуренно. Нильс мне больше нравится шведский, а Мартин — американский.
И концовка американская, на мой взгляд, на пару килотонн сильнее.
Но есть еще одна одна вещь, которая коренным образом различает эти два фильма. Ну как «вещь» — Лисбет Саландер.

В шведской версии Лисбет играет прекрасная шведская актриса Нуми Рапас, которая чуть позже жахнет в «Шерлок Холмс: Игра теней» и «Прометей». Играет круто. Но на момент съемок ей 29 лет, в то время как исходной Лисбет 24 года, и по книжному описанию она настолько крошечна и худа, что её постоянно принимают за подростка. Скажете, что я придираюсь? Нифига, от этого меняется всё восприятие персонажа. Лисбет в исполнении худой, но жилистой и высокой Нуми выглядит нормальной молодой женщиной. Конечно, колючей и ершистой, с определенными отклонениями в поведении, но нормальной.
И ещё. Лисбет у Нуми неожиданно сексуальна, причем сексуальна в общепринятом понимании этого слова. У неё с Блуквистом (Микаэль Нюквист) в кадре случилась такая химия. Такая... НОРМАЛЬНАЯ химия. Они такие уютные, я б поженил!











Чуть позже Финчер в своей версии взялся сделать из Лисбет истинную Пеппи, девочку-не-из-этого-мира. И так попал в цель, что выбил 50 очков и стену.
Ох, Руни Мара, крошечная, тонко-звонкая Руни Мара! О, как ты играешь! О, твоя пассивно-агрессивная Пеппи! О, твой милый шведский акцент! О люди, которые собирали твой образ, вместе со стрижкой, одеждой, татуировками и пирсингом!
Ребята, это оргазм.
К слову об оргазме: у этой пары Лисбет-Блумквист (Мара-Крейг) тоже есть своя химия, но с ощутимым перекосом во что-то надрывное и болезненное. Блумквист-Крейг такой холёный, такой... нормальный, а Лисбет-Мара такая вопиюще ненормальная, что у них проcто не могло быть happy ever after. Всё как и полагается. Ащ-ащ.
Если вам понравился фильм и вы интересуетесь кинопроизводством, всячески советую посмотреть дополнительные материалы с DVD — наверное, лучший «фильм о фильме» из всех, что я видела. Там рассказывают о вкладе обесцвеченных бровей в образ Лисбет Саландер, о съемочном процессе, о Швеции, о работе над ключевыми персонажами, о долбанутом перфекционизме Финчера, который позволяет ему рожать то, что он рожает. «Я считаю, что все люди — извращенцы, и на этом построена моя карьера». Руни очень вдохновляюще рассказывает о том, как она упорно и через всеобщее сопротивление добивалась роли. Но мой любимый момент — съемки финального эпизода.
По-настоящему пробирает.
Скачать мейкинг можно вот здесь.
А пока — вот вам картиночек.






















(шутка от съемочной группы: надпись со шведского переводится как «Fuck you, you cocksucking idiot»)


Бонус-трек задрота: Стокгольмский синдром.



У кого-то есть ещё сомнения в том, что я в голову укушенный фанат?
В Стокгольме на таких, как я, умеют зарабатывать деньги: водят экскурсии по местам, связанным с Миллениумом.
Джойс писал, что, если Дублин однажды будет стёрт с лица земли, то город можно будет восстановить по его книжкам. С дотошным Ларссоном примерно та же история. Он очень картографичен. Большая часть домов, улиц и маршрутов, описанных в книге, существуют на самом деле, и по этим местам водят долбанутых библиофилов типа меня. Получается отличная обзорная экскурсия по центру города, во время которой тебе рассказывают всякие мелкие подробности о твоей любимой книжке.
Например:

Квартира Блумквиста располагается по адресу Bellmansgatan 1, но двери в эту квартиру не существует. В дом можно попасть только через верхний этаж по надземному мостику (не такая уж редкая ситуация для Швеции, кстати). Поэтому и американским, и шведским киношникам приходилось скрадывать этот факт посредством монтажа.











Огромная 21-комнатная квартира Лисбет Саландер, канонично названная ею «Вилла Курица», тоже существует и находится по адресу Fiskargatan 9. Этот дом ещё называют «Скандальный». Общая площадь квартиры — 350 кв. м.





Monteliusvägen — один из красивейших видов на Стокгольм со смотровой площадки (позже я водила туда Дельфу, могу и вас сводить при случае). Здесь нам рассказали про интересную закономерность: все положительные герои «Миллениума» живут в районе Сёдермальм, а плохие — где попало. Нужно ли говорить, что сам Ларссон тоже жил в Сёдермальм?





В квартире на улице Lundagatan в тяжелых условиях проходило детство Лисбет. Кадры с этой улицей есть в шведских фильмах.





Любимый кофейный бар Ларссона и, соответственно, Блумквиста по адресу Hornsgatan 78. В этом же кафе происходит действие одного из начальных эпизодов американской версии с Крейгом, где Блумквист видит себя в новостях и выкуривает сигарету. Когда снимали эту сцену, мимо абсолютно случайно прошел шведский исполнитель роли Блумквиста — Микаэль Нюквист, что посчитали хорошим знаком.



Как описывается в книге, редакция журнала «Миллениум» находится на углу Götgatan и Hökens gata, на втором этаже. В действительности весь этаж занимают жилые квартиры. Чтобы повесить для съемок на фасад вывеску «Миллениум» и закрыть тем самым несколько окон, законопослушным шведам пришлось получить целую кучу разрешений от городских властей и лично от жильцов.



Сеть магазинов 7-Eleven — местная шведская достопримечательность. В Швеции фактически нет круглосуточных магазинов. Вещевые магазины работают до 18-19 часов вечера (половина кофеен закрываются тогда же), продуктовые и супермаркеты — до 21 или 22 часов максимум. 7-Eleven закрывается аж в 23.00 (или дольше, если есть посетители), а открывается в 7.00. Короче, стратегически важный объект, в котором можно купить сэндвич, полкило карамелек, йогурт, газету, батарейку и посидеть в интернете за 20 крон в час. Переоценить невозможно. Конкретно в этом 7-Eleven по адресу Götgatan 25 затаривается Лисбет, когда переезжает в свою непомерно огромную квартиру.



В ресторане Kvanen по адресу Tjärhovsgatan 4 тусят книжный Блумквист с коллегами, а так же Лисбет с Мириам Ву. Типичный шведский ресторан со шведской кухней и шведскими ценами.



Rådhuset («Дом советов») — городской суд, где происходили судебные процессы сначала над Блумквистом, а затем над Лисбет.



Площадь Mosebacke и статуя «Сестры» — в этом парке Лисбет и её адвокат Анника пили пиво после окончания судебного процесса. Неподалёку отсюда работал Стиг Ларссон.



Если кому-то интересно — отдельно карта, по которой все эти места можно найти:



Вдруг среди вас есть такой же, как я.
Долбанутый.

Ссылки:
общая информация о Швеции в период Второй Мировой войны — здесь;
общая информация о партии «Sverigedemokraterna» здесь;
кадры из фильма, концепты и информация о съемочном процессе взяты из доп. материалов к DVD «Girl with Dragon Tattoo»;
информация о книге и её картографии взята из обзорной экскурсии «Stieg Larsson's Millenium Trilogy» и официального сайта трилогии www.stieglarsson.se/.


URL записи